jablonevaja (jablonevaja) wrote,
jablonevaja
jablonevaja

Весеннее - и цветы, и птицы.

    Что у нас нового? Весна у нас.
     Зеленеют газоны. Набрали цвет тюльпаны. Голубые подснежники, как клочья синего небушка, упавшие на грешную землю. На радость людям.
Какие-то шмели проснулись. А может и не шмели. Слишком пухлые, точно, не осы. Уже парочку таких ретивых
ловила на лоджии. Тряпкой его, в охапку и вытряхиваю на улицу. Пусть живут себе там где-нибудь.
Нам и кота Тихона хватает. А этого толстопузого, в тряпке пока окно открою... Мысль такая посещает - "Ща как тяпнет!".
Уж очень оно гудит угрожающе, басом гудит. Ругается и намеревается из тряпки вырваться, да и показать кузькину мать.
 Может и не шмель. А какой-то - "большой полосатый мух", как говорят понимающие муховеды.
    А у меня цветок-декабрист не вынес такой жизни. Доконала я цветок своей любовью. Перепоила и перекормила.
Да и муж встрял вовремя. Покопался в горшке, поусовершенствовал. В кучку собрал стебли и шариковой ручкой подпёр
А декабрист и расцвёл напоследок, ярко-алыми двухэтажными цветиками. Как укор садистам. Да и отвалился от корня.
Покончил жизнь самоубийством. Типа, чем так мучиться, лучше уж сразу. И с песней.
   Зато фиалочки цвет набрали. Как-то они меня терпят, вместе с геранями. И цветут. Из жалости, наверное.
Да кактусы торчат во все стороны. Злые, независимые и нахальные.
   А в отцветших гиацинтах кот Тихон потоптался. Следы оставил на песке. И стебли завалил, за ненадобностью.
Уж чего рыжая образина искала в цветах, не знаю. Может просто шествовала к подоконнику. А тут преграда стоит.
И не царское это дело, искать пути обхода. Проще, гордо задрав рыжий хвост и... напролом. Через тернии и к свету.
    А за кухонным окном, на дереве, старое воронье гнездо. И вороны в нём копаются самозабвенно. Может детство своё  в родном гнезде вспоминают. Да и умиляются, сколько родители натаскали всякого дрязга для уюта и интерьера.
А может просто бондят всё, что сгодится для нового гнезда. Что-то вынимают такое, типа наполнителя синтетичекого
для мягкой мебели. Видно ушлые родители какой старый диван на мусорке и раскурочили. С пользой для воронят.
   Вчера я обратила внимание, что чайка летит мимо лоджии, а "в зубах" тащит нечто, такое круглое и тёмное.
На рыбу непохожее. Но, если тащит, аж глаза от радости выпучила, значит что-то съедобное.
Хотя по виду этого вовсе и не скажешь.
А сегодня муж узрел чайку с добычей. И сказал: "Не иначе как чайка где-то картошку спёрла".
Может на нашей мусорке и промышляют, находчивые. А то на море возись с той рыбалкой, мочи ценное оперение.
А пусть-ка семья картошку трескает и не выпендривается. Кризис, чай. Вот и нечего тут...
   Муж пришёл с моря. Говорит, что лебеди там плавают.  Видимо помнят, что гуляющие по пляжу их крошками хлебными
угощают.
  А за рекой пока всё в жёлто-бежевых пастельных тонах. Прошлогодняя отцветшая красота чуть золотится под неярким
апрельским солнышком.
А с моря наплывает белая туманная дымка. Сегодня у нас +5.
  Прочитала в газете, что температурный рекорд на 10 апреля, был зарегистрирован в Риге, в 1942 году: -28,2 градуса.
Это природа-матушка, видимо, пыталась вымораживать человечество, что не хочет по-человечески жить на Земле.
А развязывет войны и воюет, воюет...
  А максимальная температура +13,2 градуса, была зарегистрирована в Риге 10 апреля 1990 года.
Так что у нас сейчас - золотая середина. И впереди вся весна и всё лето.
Живём, ребята. И как приятно, когда впереди ещё столько хорошего.
Всем улыбки и надежды.
                                                          
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments