jablonevaja (jablonevaja) wrote,
jablonevaja
jablonevaja

Мы и море.

          Наконец-то я выбралась на море. В смысле, вышла.
То было холодно, потом стало лениво как-то. А сегодня...
Вообще-то мне надо было в библиотеку, книги сдать. Уговорила и мужа прогуляться. На улице тепло, градусов 6-7, тихо.
Сколько можно лежать перед тем телевизором?
   Муж лениво отнекивался. У него спорт. Биатлон закончился, большой теннис начался. Как же без него Серена Вильямс, или как её там.  Уговорила. Пошли.
  И правда, хорошо на улице. Чуть влажно, воздух чистый, тишина.
До библиотеки идти минут 15, если не торопясь. И за это время мы успели разругаться.
У мужа ноги болят, он жалуется. Я вспомнила профессора Бубновского, что лечит суставы и мышцы без лекарств. Движением.
Ну и от себя, добавила, что лёжа, если делать ногами "велосипед", немного разгонять кровь...
Муж на такую мою беспардонную бестактность рассвирепел. И обрушился на профессора Бубновского и на меня, за компанию.
Потому что, мы с Бубновским заодно, и не пойти ли нам, вместе по известному адресу? Потому что, нечего тут, с глупостями, когда человек страдает.
Ну на Бубновского - ладно, он профессор. А на меня-то за что?
  Вот на крыльце библиотеки мы и разошлись с мужем, как в море корабли.
Муж пошёл своим путём, а я своим. Книгу выбирать не было настроения. Взяла, что попалось - "Соньку Золотую ручку" на
латышском. И пошла я на море.
   А денёк такой серенький, с тучками дождевыми. Правда, тепло и тихо.
Решила, выгляну на море, и домой.. А вышла на пляж, и пошла себе по песку. Незаметно увлеклась.
Так хорошо, и думается ни о чём, и голова пустая и лёгкая. Умиротворение.
   Народу не так много на море, но есть. Ребятишки в футбол играют. Парочки прогуливаются. И одиночки, кто с палками, кто без.    На пляж выброшены глыбы льда. Некоторые льдины, величиной с комнату, плоские. Идеально гладкие и ровные, и выглядят,
бело- мраморными плитами пола. На них так и хочется забраться и потоптаться.
  Кстати, некоторые топчутся с восторгом. Папа с двумя мальчиками, лет 6-7, азартно прыгают на льдине.
"Папа, папа, подо мной льдина треснула!" - радостно завопил малыш.
"Этого быть не может. Ты ещё маленький и лёгкий" - сказал папа. И сам заскакал по льдине увесистым носорогом, ещё усердней.
Наверное, раздробил-таки льдину, для поддержания отцовского авторитета.
   Небо серое. Море серое. Не штормит, но и неспокойно. Волнуется море.
Пляж, ближе к воде, завален ледяными обломками. Кстати, малыши по ледяным глыбам карабкаются в полном восторге.
С другой стороны, ближе к сосновому лесу, целые рощицы краснотала на песке. И отдельные деревца, довольно крепкие.
Это как же море бесновалось, что повыдрало с корнями столько растительности, да и выбросило небрежно на пляж.
Хотело видно унести в свои пучины, но сил не хватило. И злоба истощилась.
Вот теперь море и пыхтит недовольно, нервничает. Силы копит. Собирается ринуться на берег и завершить начатое.
Кстати, на вербах уже распустились белые котики. Весна идёт.
    Полюбовалась с пляжа на море, потом на лес.
А лес со стороны моря, выглядит трёхъярусным.
Первый ярус - ярко-красные кусты краснотала. Второй ярус - сосенки молодые, ярко-зелёные, жизнерадостные.
Третий ярус - могучие вечнозелёные сосны. Высоченные и величественные.
  Спокойная, неброская северная красота. Завораживающая красота.
Так незаметно и ушла я довольно далеко. И не хотелось возвращаться назад.
Хорошо на море. Проветривается и голова и душа. Выветривается все лишнее и ненужное.
Шла с моря такая вся спокойная и расслабленная. Умиротворённая.
Потому и взметнулась в воздух от неожиданности, когда из-под стоящей во дворе машины, два кошака вдруг взвыли благим матом.
Через наш двор шла уже более собранная. А коты всё блажили друг на друга, по мартовски остервенело.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments