jablonevaja (jablonevaja) wrote,
jablonevaja
jablonevaja

Эх! Товарищ Сухов...

    Народный артист Анатолий Кузнецов, которого все знают, как товарища Сухова из  "Белого солнца пустыни" не умер.
    Он покончил с собой!
Из рассказанного женой - Александрой Ляпидевской:

  - "В марте исполнился год, как Толи нет.  Мы прожили вместе 59 лет.
В свои 80 с хвостиком, он был в отличной физической форме. Хорошая генетика: родители дожили до 90 с лишним.
Он был востребован, ездил на гастроли, пел. У него был прекрасный голос, как и у его отца, исполнителя романсов - Бориса Кузнецова. А как он читал стихи! - Пушкина, Рубцова, Евтушенко, Есенина, Маяковского...
С Маяковским, кстати, связана любопытная история семьи Кузнецовых. Ее рассказала мне свекровь Дина Давыдовна.
 В юности она работала администраторов в ялтинском санатории.
Однажды, отдыхавший там Маяковский, предложил юной Диночке прогуляться вдоль моря.
"Я пошла стихи послушать, поговорить о книгах, - возмущалась свекровь, - а он целоваться полез. Я его и стукнула по лбу!
Он страшно удивился. Привык, видно, что девушки сами вешаются ему на шею."
  Мы с Толей практически не ссорились, понимали друг друга с полуслова.
Может потому, что мы оба выросли в хороших, любящих семьях.
Мой отец - Анатолий Васильевич Ляпидевский, был знаменитым летчиком, спасшим челюскинцев. Первым героем СССР.
Он дружил с Валерием Чкаловым. Помню, что к приходу Чкалова, в туалете, за бачком ставили стакан с водкой.
Он любил выпить, а жена Ольга Эразмовна, бдительно за ним следила. И тогда папа с Чкаловым придумали этот фокус.
Сходит Валерий в туалет и возвращается довольный. И подмигивает другу.
   Папу я обожала и мужа себе выбрала на него похожего. Отец много читал и играл на пианино, и Толя - тоже.
Знаю, что до встречи со мной, у Толи даже романов толком не было.
Толя оказался верным мужем. Я в нем не ошиблась. С поклонницами был вежлив, но не более того.
Наша дата - 3 декабря. Все 59 лет мы ее отмечали.
Часто вспоминали мы его съемки в "Белом солнце пустыни".
Вначале в роли Сухова снимался Георгий Юматов. Но он сорвался, запил, подрался...
Георгий объявился у нас тем же вечером: "Толя, снимайся ты. Я чувствую, что не справлюсь с собой..."
   В девяностые Борис Ельцин сделал мужу подарок, прикрепив его к одной известной больнице. Шутил, в случае чего, подлатают,
будешь как новенький.
И когда весной 2012 года Толя прихворнул, мы туда и отправились. Это было огромной ошибкой, по сей день себя корю.
 У мужа обнаружили онкологию и назначили облучение.
Когда через три месяца мужа выписали, он весил 57 кг. Спать мог только после обезболивающего укола. Вскоре провели операцию.
Потом был консилиум лучших специалистов и выяснилось, что никакого рака у Толи не было. А ведь его два года лечили от рака.
И ему удалили часть прямой кишки, задели облучением почку. А был у мужа - полип.
  В наш последний вечер Толя сказал: "Все же яркую мы с тобой жизнь прожили. И ты у меня - самая лучшая!"
В реанимации - "Толя, что ты сделал?" - спросила я. "Принял три таблетки, - одними губами ответил он, - Прости, но жить инвалидом,
не хочу."
 Кстати, в свидетельстве о смерти врачи так и написали - "рак прямой кишки"
Но, я-то правду знаю..
И еще я верю, мы с Толей обязательно встретимся.
Я не просто верю, я точно знаю - так и будет.
Tags: Царство небесное хорошему человеку.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments