June 22nd, 2016

Мужья, простатит и прочие ценности.

          Муж сказал:" Сегодня среда, 22 июня!".   Значит так и есть, среда. Мужья, они всё знают.
Почему-то я засомневалась, насчёт среды. Похоже было, что - вторник и 21 июня. Начала соображать.
Вроде вчера я купила цветы и высаживала на газон. И это был рабочий день - понедельник!
А муж сказал - "Нет! Такого быть не может, потому что не может быть!" И убедительно ткнул мне в нос телелепрограмму на среду, на 22 июня. Не то, чтобы убедил, но...поколебал. Я сразу начала сомневаться и заниматься самоедством.
Типа, это у меня противоречия от вредности и врождённого ехидства. Когда муж так уверен, может и правда...
  Включила компьютер - 21 июня. Муж: "Они там врут и путаются. Сказал - среда, значит - среда!"
Я:" В среду у нас газета "Суббота" приходит. За газетой пойдёшь?"
Муж, не моргнув глазом:" Пойду!"
  И пошлёпал с четвёртого этажа на первый, к почтовому ящику. Значит уверен в своей правоте на 120%.
Конечно, когда у человека характер исключительно упёртый...
Пока муж пришёл обратно и с пустыми руками, я уже включила телевизор. И там диктор возвестил нахально,
мужу назло: "Сегодня вторник, двадцать первое июня."
   Муж сделал на лице - "Всё равно - среда!" и удалился.
А у меня по латышскому календарю, 22 июня - varda diena, день имени у Людмилы. Так совпало, что начало войны и мой день. На работе мы всегда отмечали именины. А 23 будет  Янов день, поздравления принимает Янис. И дальше - праздник Лиго, праздничные выходные дни.
   Так муж, для большей убедительности, меня с утра поздравил и коробкой Рафаэлло одарил. И  требовал, чтобы я немедленно открыла коробку и начала отмечать. Хорошо, что я вредная. Засомневалась и не открыла подарок. А то слопала бы конфеты, сдуру... А ведь и не знаю, какая это примета...Зато сегодня не раскаиваюсь.
   А сегодня утром сели кофе попить. Телевизор что-то трындит. И, реклама...
Рекламируют лекарство - "Простамол-уно". Там в постели лежит немолодая пара. А у мужа - простатит.
Муж в туалет и бегает, а жене объясняет, типа:" Водички попить ходил, телек выключить ходил..." Муж такой стеснительный. Или жены боится.  А жена - мегера. Только муж из постели, она голову приподнимает,  как кобра перед броском. И мужа взглядом испепеляет: "Ты куда это намылился? И зачем?"
Запугала супружника, может и забила. Он, бедолага, и врёт от страха, про "водички бы попить бы". А сам уписывается.
   А жена хоть и злющая, но недогадливая, насчёт- чего мужу ночью в тулете делать.
Может он там козни какие замышляет, типа кобелизма, на стороне, а не в родной постели.
Разве тут уснёшь? Мужчины, это такая ценность. Глаз, да глаз...
    Ну я и съехидничала: " Всё-то вы, мужья жёнам врёте. А мы, доверчивые, вам и верим."
Муж:" А когда я тебе врал?"
Я:" А вчера, про 22 июня..."
Муж:" А я же тебе...не с телеэкрана, всё-таки. Если бы я из телевизора..."
Я: " Размечтался. Там своих брехунов столько, они уже в телевизор не помещаются.  Конкуренция.
Со стороны не пустят.
Так что, хватит с тебя аудитории в моём лице, и в рыжей морде кота Тихона."
Муж: "Всё бы ты, Люда, меня ущемляла..."
   А там, в телевизоре всё хорошо закончилось. Муж таблетки купил и спит себе спокойно.
А жена по инерции дёргается и спит в полглаза, на всякий случай. Мужа караулит. Как бы не увели. Или не унесли...
   А у нас за окном июнь. Цветы цветут, птички поют.
У нас даже дети во дворе вновь зачирикали.  Это отдыхающие приехали. Идут с утречка на море. Малышей везут в колясках. Те, что побольше, сами мельтешат, как стрижи. И от детских и птичьих голосов на душе и теплей и светлей.
Лето за окном, такая благодать!
    Всем - светлого июньского настроения и улыбок побольше.
Всё у нас будет путём. Непременно будет.
  

Власть любви.

                                             Когда власть любви превзойдёт любовь к власти,
                          настанет мир на земле. (Джими Хендрикс американский гитарист (1942-1970)

    Уинстона Черчилля народ любил больше всех других премьер-министров. Хотя, управлять страной ему пришлось в самые тяжёлые времена. В Великобритании его величают "величайшим британцем истории".
    При этом, сам Черчилль в конце карьеры говорил:" Самым большим достижением моей жизни было то,
                       что я смог убедить мою будущую жену выйти за меня замуж".

    Его отец, лорд Рэндольф Спенсер-Черчилль, третий сын герцога Мальборо, был известным политиком.
Мать ( в девичестве Дженни Джером) была дочерью американского миллионера.
    Воспитанием Уинстона Леонарда, родившегося 30 ноября 1874г, в основном занималась няня Элизабет Энн Эверест.
В 7 лет Уинстона отправили на обучение в подготовительную школу. В учёбе мальчик не блистал, да и поведением хорошим не отличался. Посему и подвергался порке.
Няня, регулярно навещавшая своего воспитанника, позаботилась о том, чтобы родители перевели сына в другую престижную школу. После окончания школы Уинстон поступил в Королевский военный колледж.
Юноша стал военным корреспондентом. Посещал Кубу, служил в Индии, воевал в Северной Африке. Его статьи пользовались большой популярностью. А книга - "Речная война" даже стала бестселлером.
Когда началась англо-бурская война, Черчилль отправился в Южную Африку. Попал в плен. Бежал.
На родине его встретили как героя. Это помогло  ему в 1900 г стать членом палаты общин. В 1906 г он был назначен заместителем министра по делам колоний.
   С карьерой у Черчилля всё было в порядке. В политических дебатах он был красноречив и пылок.
А вот в обществе девушек, Уинстон немел, краснел и заикался. Дважды был помолвлен, и дважды невесты от него сбегали. Они не верили, что Уинстон сможет стать хорошим мужем. Уинстон влюблялся и делал предложения, но всегда получал отказ. Родные уже смирились с мыслью, что Уинстон так и останется холостяком.
   Знакомство Уинстона с Клементиной Хозьер произошло на балу. Перед девушкой оказался неуклюжий тип, который наскоро поцеловал ей руку и ретировался в дальний угол зала, где беседовал о политике с какими-то старцами.
Правда, от Клементины глаз не отрывал.  Даже пытался несколько раз пригласить на танец.  Подходил, разворачился и, почти бегом, удалялся. "Тогда я ещё подумала, что быть таким скованным для политического деятеля, просто неприлично" - вспоминала Клементина.
   Зато Уинстон влюбился. Однако исправить ситуацию не решался. Встретились они лишь четыре года спустя.
На светском приёме они оказались рядом за столом. Поскольку Уинстон просто молчал, Клементина сама начала разговор. И как только перешли на политику, Уинстон преобразился. Это был  пламенный оратор, восторженный и увлечённый. "В этот момент я осознала, что, кажется, влюбилась" - призналась Клементина сестре.
   Черчилль писал своей избраннице нежнейшие письма. Клементина все его письма сохранила. Она любила, когда Черчилль писал ей от руки и ненавидела телеграммы.
Решительное объяснение между ними произошло в родовом имении герцогов Мальборо, куда Клементина согласилась приехать, погостить. Уинстон показал своей избраннице все красоты поместья, а попросить руки никак не решался.
И слёг с нервным срывом в своей комнате за закрытой дверью. Ситуацию спас кузен Уинстона, силой заставив того встать с постели и вызвать Клементину на серьёзный разговор. Они гуляли в саду среди роз и Уинстон...молчал.
И всё-таки, он решился.  В тот же вечер было объявлено о помолвке.
    После этого, чувства двоих влюблённых прорвали плотину. Они не могли наговориться.
Свадьбу назначили на середину сентября. Черчилля как раз назначили министром торговли. Клементина сомневалась, сможет ли она справиться с обязанностями жены политика. Но она слишком его любила, чтобы оскорбить отказом.
На своё венчание в церковь Святой Маргариты невеста опоздала на два часа, заставив всех поволноваться.
   Но, появление красавицы невесты в белом атласе , в дымке фаты, с букетом лилий и молитвенником в руках, стало для Черчилля наградой. На свадебный банкет были приглашены более тысячи человек. От короля Эдуарда V!! Уинстон получил в подарок трость с золотым набалдашником и с гравировкой: "Моему самому молодому министру". С этой тростью он не расставался до конца дней. В свих мемуарах Черчилль напишет:" Я женился в сентябре 1908г и с тех пор жил счастливо."
    Клементине приходилось приспосабливаться ко всем потребностям и странностям мужа. Он занимался политикой и писал книги. Увлекался азартными играми и садился за штурвал самолёта. Однажды Клементина сказала студенткам:
"Никогда не заставляйте мужа соглашаться с вами. Вы добьётесь большего, продолжая спокойно придерживаться своих убеждений. И через какое-то время увидите, как ваш супруг незаметно придёт к выводу, что вы правы."
 Она была не только красивой, она была мудрой женщиной.
  Их первая дочь Диана родилась в 1909 году. Через два года родился сын Рэндольф. Позже родились ещё две девочки.
Черчиллю приходилось много путешествовать. Он писал жене почти каждый день. Каждое слово в этих письмах наполнено любовью и счастьем.
Смерть младшей дочери стала для семьи страшным ударом. А Уинстона - надломила. Он заперся в кабинете, никого не принимал, ни с кем не общался. Клементина утешала его как ребёнка. Утешиться Уинстон смог только когда узнал, что Клементина вновь беременна. Родившуюся малышку назвали Мэри. Уинстон купил новое поместье для большой
семьи. Два года он занимался строительством "водных садов" и считал эти годы самыми счастливыми в своей жизни.
Клементина оставалась и помощницей и сподвижницей мужа, когда в 1940 г он занял пост премьер-министра.
    Во время Второй мировой войны она организовала комитет помощи России и сама возглавила его.!!!
Благодаря её невероятным усилиям, фонд в кратчайшее время собрал восемь миллионов фунтов стерлингов !!!
На которые были закуплены медикаменты, которых СССР не хватало катастрофически. В 1945г Клементина посетила Москву,  где ей были вручены награды от советского правительства: золотой Знак Почёта и орден Трудового Красного Знамени. День Победы Клементина встретила в Москве и Сталин лично вручил ей подарок - золотое кольцо с бриллиантом. Но, всегда главной ценностью для Клементины оставалась семья. И прежде всего, заботы о муже, которого она любила даже больше детей.
  В середине 1950-х годов на званом обеде, который устраивала чета Черчилль, гостям предложили ответить на вопрос:
"Кем вы хотели бы стать, если бы не стали тем, кто вы есть?" Гости изощрялись в остроумии.
Уинстон спокойно ответил на вопрос: " Я бы с удовольствием стал вторым мужем миссис Черчиль!"
  В 1955 году Черчилль ушёл из политики. Целыми днями они с Клементиной проводили в саду. И говорили, говорили.
Словно пытаясь наговориться впрок. В 1963г семью постигло новое несчастье - дочь Диана покончила с собой из-за несложившейся личной жизни. Многие осуждали Клементину за то, что она больше переживала за состояние мужа, нежели скорбела о смерти дочери.
   Уинстон Черчилль скончался 24 января 1965 года. Перед смертью он долго болел. Потеря мужа стала для Клементины страшным ударом.Дети боялись за её рассудок. Ведь всем смыслом бытия для неё был Уинстон.
Клементина пережила мужа на 12 лет. Ей было 92 года.  И последними её словами были: "Я хочу быть вместе с ним"

     Вот такая история жизни, власти и большой любви.   История, в которой власть любви была сильней любви к власти.
Но, пожалуй, эта история - редкое исключение.
И кажется мне, что власть любви нескоро превзойдёт любовь к власти. Если когда-нибудь вообще превзойдёт...
Посему и мира на земле нам придётся подождать.