February 21st, 2016

Мело, мело по всей земле.

                                                 "Мело, мело по всей земле,
                                                 Во все пределы
                                                 Свеча горела на столе.
                                                 Свеча горела..."
Который уже день, выглянешь в окно, а там...метёт.  Во все пределы.
Как февралю и положено.
   Уже присыпаны снегом газоны. Только лужи на дороге всю зимнюю красоту портят.
А февраль старается, посыпает. Закрывает и утепляет землю-матушку. И ничего, что напоследок. Ещё неизвестно каким будет март.
А февраль свою норму снегоизвержения выполняет сполна.  Невзирая на совсем не зимнюю температуру.
   Дома тихо.
Тихон кот сегодня такой сонный. Умиротворённый. Видимо метель сны сладкие навевает.
Устроился рыжий на любимом стуле, лохматым шерстяным клубком. И уютно посапывает.
Отсыпается, трудно всё-таки с шести утра топтать и будить маманю. Трудно, а надо. Работа такая.
  А вчера вечером, я уже и свет погасила. Уже кот Тихон в ногах спал и сопел сладко.
А я ещё по телевизору посматривала нечто, в полудрёме. Лениво было пульт нащупывать.
   Тут кот Тихон встрепенулся. Пробудился. И потопал по моему расслабленному организму. К моей же голове поближе.
Встал перед самым носом. Зенки выпучил. Экран закрыл. И стоит. Таращится.
Нет, ну я не очень и смотрела, что на том экране делается. Ну,а как же насчёт свободы времяпровождения, трындения, глядения...
И прочих евроценностей? Я  от такой наглости взбодрилась. И кое-что из политических соображений коту высказала. Прямо в морду.
А кот чихал на мой протест. Стоит себе на моей собственной груди, зенки свои рыжие нахально пучит. И уходить явно не собирается.
И чего уставился, спрашивается?  Даже не моргает. Попыталась спихнуть, когтями за меня же и держится. Уже стало смешно.
   Стоит себе кот Тихон, гордый как памятник коню Петра Первого. На моём пъедестале.
Во взгляде - изумление с недоумением пополам:
   "Маманя, тебе что, посмотреть больше не на что?  Включила ты эту хрень. Сама не спишь и котам утомлённым спать мешаешь.
Вот стоит перед тобой благородное животное. Изысканного окраса. И естественной красоты.
Есть на что и посмотреть приятно. Кто понимает, конечно. Любуйся на здоровье. Я пока постою. А ты орало выключи."
   Выключила. И своё, и телевизионное. Кот Тихон вздохнул с облегчением. Где стоял, тут и спать лег.
На моей груди, под самым моим носом. Чтобы не вздумала, сдуру...Чтобы и не рыпалась. И кота Тихона не раздражала.
Так мы с ним и уснули. И спали мы  "бутербродом с котом". Пока кот своей упитанной утробой мой организм не отсидел напрочь.
  Тут уже я нахально повернулась набок. Котейко с меня шмякнулось на постель.
Пробормотало сквозь сон несколько грубостей в мой адрес. И засопело дальше.
 А за окном всё метёт и метёт.
                                                      "Мело весь месяц в феврале.
                                                       И то и дело.
                                                       Свеча горела на столе.
                                                       Свеча горела."    Борис Пастернак.
Свечи у меня нет. Зато есть кот Тихон. Рыжий-прерыжий, как пламя той самой свечи. И я - не одна в этом феврале.

Когда фильм военный.

          Воскресное утро. Иду пить кофе. Жму на пульт. Чего-нибудь бы такого...Каменской-то нет.
Смотрю, вроде фильм начинается. Нос в телепрограмму.
 - "Военная драма. СССР. 1963 год".   Название ни о чём не говорит.
Нет, ребята. С утра и под кофе, про войну не пойдёт.
Было и руку к пульту протянула. А там...А там солдат, Евгений Матвеев, с фронта на побывку идёт. Отпуск, по ранению.
Целых 10 суток. А вот и Вия Артмане, что тянет по реке свой паром...
 "Чужая кровь" - фильм.
И уже не в силах оторваться.
    Военная драма.
Вроде и самой войны в фильме нет.  А сама жизнь в фильме - военная.
Ох, какая же в этом фильме идёт война. Через этих детишек на печи, которым - "Мама, вкусно хлебушком пахнет!"
Через ту пустую картошку на обеденном столе, которой совсем не густо.
Через тот тяжеленный паром, что тянет по реке маленькая женщина. Через трёх её голодных ребятишек, что в нищей хатёнке ждут маму. Где выживают, не сытые, толком не одетые люди. Наши люди.
   Война. На которой женщина говорит своему мужчине:
"Если тебя на фронте ранят...Искалечат, ужасно как-нибудь...И ты, всё равно, возвращайся ко мне. Слышишь? Только возвращайся!"
И счастье, когда твой солдат возвращается домой, живой.
И любовь, о которой не говорят.
  Пронзительный фильм о войне.
И дедушка Дровосекин с мухоморным характером и добрым сердцем.
И Анатолий Папанов, что сыграл папашу, жлобину махрового. Который не помогал в войну своим детям исключительно -
"по вышеперечисленным обстоятельствам". Про него хорошо высказался тот же дедушка  Дровосекин:
- "Человек он скорей всего, положительный. Хотя и кобель бессовестный."
  "Всё наше - с нами" - сказала Вия Артмане.  "Так чего же нам бояться?"
Так и есть. Всё наше всегда с нами.
Прекрасные актёры. Прекрасный фильм.
А ведь этому фильму уже более 50 лет.
  Да, война. Она у каждого своя. Как и правда.
 И фильмы о войне, они разные                                                                                                                                                                             Как состряпанная Н. Михалковым великая "опупея" о войне, где на танковые гусеницы кишки намотаны, крупным планом.
Фильмы разные. А настоящих, мало.
По мне, настоящий фильм о войне, это когда через душу идёт.
 Когда послевкусие остаётся светлое.
Настоящий фильм оставляет в душе любовь. Любовь к человеку. К жизни.
Несмотря ни на что.
А злобы и ненависти в мире и так хватает. И не стоит зря кишки мотать...