May 6th, 2015

Западу всё сложнее поддерживать свои мифы о Войне

Оригинал взят у olegmakarenko.ru в Западу всё сложнее поддерживать свои мифы о Войне


По Бруклинскому мосту Нью-Йорка прошёл наш «Бессмертный полк». Живущие сейчас в Америке русские несли фотографии своих родных, которые участвовали в Великой Отечественной войне – и которые, о чём важно было напомнить американцам, выиграли эту войну:

Collapse )

Какое свинство!

   Ну вот, резко повернулась со своим стулом, и кот Тихон взвился в воздух рыжей торпедой. Не ожидал такого поворота событий.
Отскочил подальше, и сидит. Зенки пучит с таким ужасом. Как на Армагеддон в моем лице. Можно подумать, я не испугалась такого финта козлиного. Тоже подпрыгнула, правда не столь высоко.
Этот рыжий хмырь, сидит-подсиживает меня. Ждет, я приподнимусь, он мое место займет. И начнет храпеть, придуриваться.
Якобы спит скотинка, и нечего ее, беззащитную, будить и беспокоить. А мое место у котяры самое желанное. Бдит постоянно.
Там где я, там и кот. Правду сказать, бдим оба.
    Я - не пускаю. Тихон - намеревается. И, от вредности дерет когтями мой диван. Я, как у нас, у садистов заведено, жестоко трясу карательной газетой "Суббота". В ней листов много и шелест получается устрашающе грозный.
Ничего, кроме этой газеты, Тихон не боится. Сматывается молниеносно и безоговорочно.
Газета "Суббота" - мое грозное оружие. Ну или хотя бы дуло от этого оружия.
    У нас вроде потеплело, плюс 15 с утра. Дождичек. Мы вчера высаживали цветы, Дождь очень нужен.
А с балкона уже можно и полюбоваться. Пусть не всем газоном, но несколько ярких пятен уже имеется.
Есть, на что посмотреть приятно. А как приятно, что муж сам меня побуждает к покупке цветов.
А про то, сколько лет он злился и ругался, что я общим газоном занимаюсь...Про это вспоминать не будем. Зачем?
    Про то, что мы с ним, из-за тех же цветов, на днях, уже переругались...Тоже вспоминать не будем. Уже и помирились.
Что у нас нового?

    А кабаны дикие у нас обнаглели и гуляют, оккупанты свинские, по Риге. Как по родному свинарнику гуляют и в пятак не дуют.
А на 2 мая, ночью, оказывается эти свиньи гуляли в самом центре Риги, у памятника Свободы.
Вот не везет этому памятнику и все. То англичане пьяные, на спор пИсали у памятника. И снимали друг друга на видео, потомкам
на долгую память.  На предмет гордости за отважных предков-ссыкунов. И насчет... европейские ценности -  в жизнь!
   Свободу каждый понимает по степени своего развития. Англичане - вот так. А свиньи дикие... примерно так же.
В газете и фото есть. Такая страхолюдная образина, шерстью темной обросшая. Глазенки маленькие, рыло - нахальное.
Нет, англичане, посимпатичней будут, пожалуй. Хотя...
   Вот на фото тех кабанов, восемь рыл.  Дорогу и пути трамвайные переходят в ночной Риге. Скотобазы нахальные.
А наша столичная мэрия пытается эту проблему решить. Людей таких ищет мэрия, которые смогут это свинство отловить.
И не просто отловить, а вывезти в целости и сохранности в лес.
Оказывается, если в кабана выстрелить снотворным, то пока это снотворное подействует, тот хряк еще пяток километров и пробежит.
И что он может еще натворить, от обиды и ярости...За такое-то негостеприимство, неизвестно.
Пока достойных укротителей свиного поголовья не найдено.
   Посему, как вести себя при встрече с диким кабаном. нам советует председатель правления охотников Латвии:

--"Как правило, кабан первым на человека не нападает. Если его не спровоцировать!
А вот если кабанья семья с  выводком. Да если вы их покой нарушили...
В этом случае бежать от разъяренного кабана бессмысленно.
Кабан развивает скорость 10 метров в секунду и догонит вас без труда.
Ни палки, ни ножи вам не помогут, это только усилит агрессию зверя.
  Лучший способ спасения залезть на дерево и повиснуть на надежном суку. Чтобы кабан не мог дотянуться.
Вывод - увидели кабана - тихонько повернитесь и спокойно уходите. Не привлекая к себе лишнего внимания.
А еще, идя по лесу, нужно разговаривать. Услышав людскую речь, кабан никогда не выйдет к вам навстречу."

  И почему меня эти наставления не успокоили, не знаю.
Иду, допустим, я по Риге. Ни о чем таком, типа трофеев охотничьих и не помышляю. Не провоцирую. Вроде.
А тут кабаны пасутся на газоне, тюльпанами перекусывают.
   И может с ними и выводок роется в земле, луковицы тюльпановые хавает.
А тут я иду. Притом близко. А луковицы тюльпановые такие вкусные...Кабанам самим мало. А тут я.
И что тот хряк подумает на меня глядя?
И что мне делать? С собой сразу громко разговаривать? Или громко запеть, эффектней будет. И с удалой песней и на дерево?
А лестницы случайно поблизости от дерева не будет? Чует мое сердце, не будет.
И чего зря корячиться, если смерть неминучая хрюкает на тебя. Не знаю.
  Нет, попытаться на дерево забраться можно. Хоть до первой ветки. На которой и повиснуть благополучно... сарделькой.
Как раз когда ты с той ветки рухнешь, вся свиная братия уже под деревом соберется. В предвкушении. Развлечения.
А уж если сподобишься рухнуть на тот выводок. Все. Кранты. И кирдык заодно. После недолгой заварухи.
   Да, еще вариант, тихонько повернуться и идти спокойненько прочь. Нет, ну петь можно и даже нужно. Для гарантии.
Тут еще и неплохо бы песню вспомнить. Мне ничего удачного и в голову не приходит. А с перепугу?
Вспомнила!  - "Смело мы в бой пойдем, за власть Советов, и как один умрем!  В борьбе за это..."
    Ужас какой. Идешь этак, поешь, а сама думаешь - что же детям скажут... Вашу маманю в Риге дикий кабан сожрал...
И далеко ли так идти надо? Оглядываться-то можно, или как? Чтобы свиней не раздражать.
А то как сзади хряпнет тебя за что-нибудь. Может ему та песня не нравится.
   Может надо было затянуть - "Ты свинья, и я свинья. Все мы, братцы - свиньи. Нынче дали нам друзья, целый чан ботвиньи..."
Да еще и нежно похрюкивать, между строк.
Как там Мауги в джунглях кричал? "Мы с вами одной крови?" Или не так.
Может и возопить себе, на всякий случай. А на каком языке лучше? На каком свиньям приятней будет?
Надо орать два раза. По- русски и по-латышски. И если за это время тебя не разукомплектуют братья наши меньшие.
В смысле, дикие свиньи...

 Нет, ребята, лучше я в Ригу не поеду. Пока. А у нас в Юрмале вроде насчет диких свиней никакой тревоги не было.
Хотя, лес у нас вокруг и везде.  Вот пойду прогуляться.
Не иначе придется разговаривать громко. Или петь.
Или прислушиваться. А как в кустах захрюкает, тогда петь поздно.
Тогда на дерево. Если успеешь.

Как русские немцев обидели.

Утерянные победы - 2. Выводы

И.Кошкин, апрель 2002 г.

По мемуарам Гудериана, Миддельдорфа, Меллентина, Манштейна и Типпельскирха

1) Нам мешал Гитлер. Гитлер был дурак. Немецкий солдат был рулез. Немецкий командир был как Великий Фридрих, но без порочных наклонностей.

2) Русские завалили нас мясом. Мяса у русских было много. Русский солдат - дитя природы, он ест то, что не сможет от него убежать, спит стоя, как конь, и умеет просачиваться. Автор неоднократно был свидетелем того, как целые танковые армии русских просачивались сквозь линию фронта, причем ничто не выдавало их присутствия - казалось бы, еще вчера обычная артподготовка, бомбежка, наступление русских, и вдруг раз!!! - в тылу уже русская танковая армия.

3) СС иногда немного перебарщивало. То есть, если бы все ограничилось обычными грабежами, расстрелами, насилиями и разрушениями, которые иногда учинял германский солдат от избытка молодецкой силы, гораздо больше людей приняли бы новый порядок с удовольствием.

4) У русских был танк Т-34. Это было нечестно. У нас такого танка не было.

5) У русских было много противотанковых пушек. Противотанковая пушка была у каждого солдата - он прятался с нею в ямках, в дуплах деревьев, в траве, под корнями деревьев.

6) У русских было много монголов и туркмен. Монголы и туркмены, подкрепленные комиссарами это страшная вещь.

7) У русских были комиссары. Комиссары это страшная вещь. По определению. Большинство комиссаров были евреи. Даже жиды. Мы своих евреев, не по-хозяйски уничтожили. Гиммлер был дурак.

8) Русские использовали нечестный прием - делали вид, что сдаются, а потом - РРАЗ! и стреляли немецкому солдату в спину. Однажды русский танковый корпус, сделал вид, что сдается, перестрелял в спину целый тяжелый танковый батальон.

9) Русские убивали немецких солдат. Это вообще было страшное западло, ведь по честному, это немецкие солдаты должны были убивать русских! Русские все козлы, поголовно.

10) Союзники нас предали. В смысле, американцы и англичане.

Саласпилсский концлагерь. Рассказ из первых уст.

                                                              Как это было. Наталия Захарьят.

      Когда мою бабушку Валю вместе со всей семьей и с родителями забрали из деревни Робежниеки а Латгалии в Саласпилсский
концлагерь, ей было всего 18 лет. Сестре Янине было 14. Младшей Верочке - только десять.
Опубликовать эти воспоминания в канун 70-летия Победы - мой долг.
         Рассказ бабушки Нины, Янины Дзергач:

   - "Это произошло в августе 1943 года. Мы с младшей сестрой Верочкой играли во дворе, когда в наш дом пришли полицаи.
Они были свои, из местных. Сказали: "Собирайтесь!"
Мы побежали за мамой, папой и старей сестрой Валей. Запрягли лошадь.
Один из полицаев посоветовал взять теплые вещи и побольше еды.
   Мы были уверены, что везут нас в Германию. И знали, что причиной того был донос соседей. Наш старший брат Анатолий Дзергач
в первые дни войны ушел добровольцем в ряды Советской армии. Об этом и донесли немцам.
   По дороге мы с сестрами писали прощальные письма подружкам. А когда неожиданно встретились и с подружками и с их
родителями на вокзале...И когда узнали, что нас всех отправляют куда-то всех вместе, - так обрадовались, что стали прыгать и целоваться.
   Потом к старшей сестре Вале подошел начальник полиции - молодой латыш, который раньше пытался за ней ухаживать.
Сказал: "Я могу отдать тебе паспорт - и уходи на все четыре стороны. Но чтобы больше тебя никто и никогда здесь не видел."
Валя отказалась. Она не могла нас бросить.
  Нас погрузили в товарный вагон, вместе с телятами. По пути мы узнали, что везут нас в Саласпилсский концлагерь.
И мы опять обрадовались, что не в Германию.
Мы не знали, что нас ждет.
   Поселили нас в барак. Несколько дней нас не трогали и не кормили. Питались тем, что было с собой.
Потом пришли немцы и велели всем раздеться догола.  Мужчинам, женщинам, старикам и детям.
Мне было 14 лет. Чуть со стыда не сгорела перед своими ровесниками-мальчишками, перед взрослыми дядьками в немецкой форме. Нам остригли волосы. Потом была дезинфекция.
   Немцы сказали, что я буду плести тапки из соломы для немецких госпиталей. Папа должен был копать землю. А он был инвалидом
Первой мировой войны. Но он выстоял. Старшую сестру Валю отправили работать на кухню. Она была невероятной красоты, и видимо немцы ее жалели. По окончании смены они набивали Валины карманы картофельными очистками.
Чтобы Валя ела и жила. А наша Валя все приносила в барак и делила между узниками, поровну. Многие и выжили благодаря тем картофельным очисткам, принесенным нашей Валей.
Если бы охрана увидала, Валю бы пристрелили.
   Чем нас кормили? Супом из листьев кормовой свеклы. Иногда, хлебом из опилок.
А мы мечтали о свободе, о кусочке хлеба и вареной картошке.
   У самых маленьких детей в лагере каждый день брали кровь. Это страшно.
К счастью, нашу младшую сестру Верочку, через месяц пребывания в концлагере, отцу удалось перекинуть через забор в руки
чужим людям. Эти добрые люди и отвезли Верочку к нашим родственникам.
  В декабре 43-го наш лагерь освободили. И мы всей семьей вернулись домой.
А наш брат Толик пропал на фронте без вести.
Мама искала его до последнего вздоха.
   Правду о зверствах, которые устраивали фашисты на нашей земле, все равно скрыть нельзя.
Потому что есть вы - дети и внуки фронтовиков и узников концлагерей.
   И в вас заложена генетическая память того, что мы пережили.