February 8th, 2015

И вечный бой, во сне и наяву.

  А сегодня, во сне, я воевала. Ох как же отчаянно, как самозабвенно я воевала!
С кем, зачем, и по какой причине - не знаю. Сам сон почти не помню. Остался в памяти один эпизод - дама среднего возраста, с накачанными губами, снисходительно и высокомерно рассказывала нечто...Она сидела на стуле, такая...надменная  и с улыбкой
объясняла почему-то как ведут себя крысы. Как она - крыса, сидит вот так на задних лапках, а в передних вот так держит кусочек сала. И откусывает от него и...закусывает. Какие-то люди стояли вокруг и слушали. И я тоже. Дама улыбалась и восхищалась поведением крыс. Их манерами. Похоже, стоящим людям должно было стесняться, что они не принадлежат к славному крысиному племени.
Как-то так. А потом я дралась!  За наше человеческое чувство достоинства ли?  Или против наглой самуверенности неприятной той особы? Не знаю. Но дралась и металась душераздирающе отважно. Чувствовала во сне резкую боль в отбитой левой руке...
И не могла проснуться.  Вот такой сон.
  Проснулась. Удивилась. Потом поразилась. Оказалось, левая рука у меня и правда болит. И на большом пальце руки чернеет от удара ноготь. Поделилась с мужем. Тот довольно захихикал и несколько ехидных замечаний высказал.
Конечно, не у него же рука болит!
  Остается утешаться, что люлей я кому-то все же навешала во сне. Врагу какому-то неосторожному. И чего эта вражина ко мне привязалась?  Она думала, я - беззащитная. А фигвам всем врагам! Я такой хук левой запендюрила...не знаю только, куда.  На мягком диване лежа-то. Если бы рука не болела, сама бы в свой героизм не поверила.
Может я тому врагу по зубам и залимонила, а?  Иначе, обо что можно до черноты разбить палец?
  Видно бой был тяжелый.
Да, вот так геройствуешь, подвиги совершаешь...а славы никакой. Из признаков геройства - почерневший ноготь. Всего-то.
Правда, ран боевых тоже не наблюдается. Кроме перекрученной пижамы. Это плюс.  Значит, победа была за нами!!!
Ну не одна же я, надеюсь, там воевала?!
  А может я, как тот "известный майданец " Виталий Кличко, "встала грудью за спиной страны" какой-нибудь. Да оттуда кулаками и метала отважно и неглядя. А какой-то ворог, от восторга ли, или с перепугу пасть и расхлебенил...скотина. Зубы и подставил.Так ему и надо, не будет в другой раз посягать с разинутым хлебалом  на ...чужую свободу.  Да, вот теперь палец и опух. Интересно, молча я воевала, или голосила чего-нибудь геройским голосом?  Мужики мои спали, в своей комнате и храпели так, что звуки неравного боя заглушили.
  И ни помощи от них, ни сочувствия! Кроме ехидства. Правда кот утром так лизался, так подлизывался, подхалим рыжий. Может это он на меня нападал ночью?  Не знаю, не знаю. Буду лучше думать, что это я врага отметелила. И победа за нами. Ураааааааа!
   А на улице - ноль и ветер. Море гудит и шумит. То солнышко, то снежная метель. На реке сидят несколько рыбаков.
Какой уже там лед при такой температуре, не знаю. И как же рыбакам не страшно, ведь под лед провалиться...легко, тоже не знаю. Но, сидят!
Да, ребята, посмотришь наши теленовости вечерком...еще и не то приснится. И рада бы не смотреть, если-бы на той Украине родные не мучались под бомбежками и обстрелами. Вот такие наши дела, однако.

В ЗООПАРКЕ: - Бабушка  внуку:   "Вовочка!  Не трогай льва, у него могут быть блохи!"
 

Так, мысли...

  Стараюсь я о войне не писать. Практически и не пишу.  Стараюсь и не смотреть. Слишком мучительно видеть, как люди убивают людей. К этому невозможно привыкнуть. Душа болит.
А сегодня показали украинские села, пострадавшие от обстрелов. Украина-Украина!  Домики в садах. Сельские улочки уютные. Рощи. И сколько разбитых тех домов, Сколько сожженных тех садов. И пусто. Ни людей, ни животных. Мертвые тела в мертвых селах.
  Как нелегко построить-создать свое гнездо. Вырастить сад. Как тяжко родить и вырастить детей. Поставить их на ноги. Отправить в большую жизнь. И как легко разгромить и уничтожить. И жизнь, и селение, и страну. Свою родную страну!  Ломать - не строить!
  Но, за все придется платить. За все!
Как говорил Геббельс: "Дайте мне средства массовой информации и я любую нацию превращу в стадо!"
Я вспоминаю, как он закончил свою жизнь. Наверное, в этой особи мало осталось человеческих качеств. Думаю, война, концлагеря, миллионы жертв - это все стало рутиной и просто работой. Уже не волновало.
Но, когда наступил тот самый крах...Когда война бумерангом вернулась к его порогу...Сколько было тех девочек, тех дочерей Геббельса? Пятеро?   Как  родители делали инъекции ядом каждому своему ребенку. Я не верю, что им было все равно.
 Маленькие, беленькие детки лежали рядком...Убитые своими мамой и папой.
Какая страшная цена!  Дикая цена!
  За страшное зло - плата тоже страшная.
Вот вам и средства массовой информации, с помощью которых людей пытаются превратить в стадо.
Может потому, что сами - скоты?