November 27th, 2014

Всякое, разное и Екатерина Великая.

Что у нас нового? Все у нас как обычно. Тихон меня будит наглым образом.  Мало того, что топает по сонному организму. Он сует свою усатую рожу прямо в мое сонное ухо и гудит в него противным голосом. Он лижется. И какой же сон, если ты машешь конечностями как припадочная? Ну и рявкаешь на котяру голосом, еще более противным. Конечно, немножко сон себе продлеваешь. Но рыжий борец за права домашних животных не сдается. Он самозабвенно дерет диван. И смотрит - "Ну давай, ругайся! Видишь, как нам с тобой весело! А диван - пустяки и дело житейское. Диван даже похорошел. Стоял себе плешивый,  дурак - дураком. А сейчас, посмотри, какая шикарная бахрома, местами. Дизайн, кто понимает умные слова. А ты лежишь и вопишь, маманя. Никакой благодарности от тебя!"  Ну что, покрутила я газетой в воздухе. Пошуршала. Кот газету презирает за карательные функции и побаивается. Посему опять запрыгивает на мою постель. Опять кидается лизаться и топтаться. Притворяюсь спящей, может уйдет. Тихон пытается наступить мне на лицо. Отворачиваюсь и выворачиваюсь. Тогда кот-каскадер перелез через мою голову. И застыл. А
хвост пышным и душным опахалом возложил мне на лицо. И стоит не шелохнется. Как же хотелось мне зубами тяпнуть котяру за хвостяру. Но ведь там пуху...не отплюешься потом. Берет измором. Притом изощренным измором. Какой там уже сон? Встаю.
Жизнерадостно задрав рыжий хвост, Тихон шествует впереди меня на кухню. Запрыгивает на стол. И застывает в такой неудобной позе - полуприсев. Хвост свой пушистый раскинул на заклятом друге-тостере. Так враскорячку и наблюдает, ждет пока я свои обязанности кормящей мамани исполню в полном объеме. Хитер бродяга. Он чует, что тостер выключен и не плюнет горячим хлебом прямо под рыжий хвост. Потому геройским образом и восседает. Он и есть не будет. Он сыт. Когда обряд будет соблюден, Тихон понюхает мясо и пойдет прочь гордой поступью. Теперь коту можно и поспать спокойно.  В доме порядок. Муж уже выпил кофе и тоже идет вздремнуть. А у меня утренние дела. Убрала, почистила, вскипятила, птичкам насыпала. Включила компъютер. И испугалась. Вместо рабочего стола на экране черная ночь, только пули свистят по степи...Не совсем, чтобы пули, а значки светятся на черном фоне такими зловещими снарядами. А где же моя дивная заснеженная Красная площадь с собором Василия Блаженного и куда вся красота с экрана подевалась? За ночь? Выключала. включала, перезагружала...Пришлось просить помощи у соседа. Теперь у меня экран просто голубой. И на этой голубизне одна такая скромная ромашка. Муж посмотрел и сказал - "Какая-то эта ромашка облезлая..." Это он из вредности. Лучше одна ромашка, чем жуткая черная ночь. Правда, Красную площадь жаль. Не ожидала я от компьютера такой подлянки. Расстроилась. Пошла на кухню заняться обедом. И...вывалила на пол салат. Нечаянно. Муж доволен. Последнее время это он все вываливал и видимо страдал от несправедливости. Почему это все неприятности ему. Ну теперь у нас равноправие. Хотя, я не на диван насвинячила. А на пол. Но уже молчу, не усугубляю. Пусть порадуется.
Хожу по квартире, занимаюсь своими делами. Муж из комнаты, с дивана:" И куда это ты там топаешь? И зачем?"
Я - "Стараюсь тебя заинтересовать, вот и топаю!"  Муж - "Говорил тебе, овса поешь! Так не слушаешь!" Я - "Чтобы громче топать копытами? Ешь свой Геркулес сам, я его терпеть не могу." Муж - "Зря! Так бы и цокала, как та Екатерина Великая, в фильме!"
Я - "Могу и без овса потопотать. Лишь бы тебе угодить! Ты, главное, не стесняйся. И на овес налегай сам, для бодрости духа. Ну и для громкости голоса!" Кстати, о фильме. Посмотим, что там будет дальше. А пока посмотрела немного, и...Не в восторге. Особенно не понравился мне тот бал-маскарад у Елизаветы. Я такую похабель не видела в кино и не читала в литературе. Оказывается, царский бал-маскарад, это не роскошные костюмы и маски. Это дамы, переодевшиеся в мужское платье. И мужики намазанные и нарумяненные в дамских платьях. Особенно один из них, бородатый, такой...омерзительно непристойной внешности. Копия бородатой Кончиты Вурст. Ничего кроме отвращения этот бал-маскарад не вызвал. Жалкое зрелище. Десяток нелепых персонажей нелепо изображают танцевальные па в парадной зале. Клоунада. Кажется, что актерам и самим противно изображать такую ахинею.
Как-то все снято небрежно, наскоро. Ведь это история наша. Надо бы более бережно...Но, посмотрим дальше, тогда и судить будем.
Всем - терпения! Досмотрим до конца. Если получится, конечно. Мальчик, маленький Павел Петрович, вот тот такой трогательный. Кроха, а уже актер. По-моему, он лучше всех в фильме. Единственная сцена, что за душу взяла, это когда маленький Павел взял за руку отца своей пухлой ручкой и сказал искренне так, по детски - "Я тебя люблю!". А потом то же самое проделал с матерью. И пока он держал ручонками руки родителей, душа замерла. До слез. Маленький, беззащитный ребенок. Которым с самого рождения играют взрослые. Он тот агнец на заклание, которого со временем и принесут в жертву. И оттого душа заныла. От жалости и сострадания.
Мне понравилась еще актриса - Юлия Ауг. Она из всех более достоверна и более похожа на настоящую Елизавету Петровну. Так мне показалось. А дальше, поживем - увидим.