October 12th, 2014

В воскресенье, утром.

Утро. Еще сплю. Тихон пришел дабы разбудить маманю. А то разоспалась тут, как будто ей и покормить некого. Запрыгнул на грудь. Потоптался, попыхтел насчет комфортного размещения. Рухнул в позу сфинкса. Нос воткнул в мою физиономию. Обнюхал. Подумал. "Эх, маманя! Лежишь ты такая вся неумытая. Спящей притворяешься. Семью позоришь. Что бы ты без меня делала? Ладно, помогу!" И давай наяривать своей жесткой теркой. Давай меня нализывать вдохновенно, даже с некоторым остервенением. Какой тут уже сон? А Тихон лицо мне вылизывает, намекает. "Вот быстренько умою и сразу на кухню. Завтракать пора! Приведу тебя немножко в человеческий вид и пойдем."
Приостановился. Я притворяюсь спящей. Ну так не хочется вставать. Кот осмотрел вылизанную территорию. Видимо, остался доволен. Чисто. А для полного пробуждения мамани, повернулся к моему лицу задом. И уютненько сел на самое чистое место. Как раз на мою дыхалку. Вот и попритворяйся тут спящей, особенно когда дышать нечем. От такой наглости я заколебалась и расхохоталась куда-то, в район рыжей подхвостницы. Тихон поерзал, не вытерпел дискомфорта. Обиделся. Слез с пьедестала. Отошел в сторонку. Гордо задрал заднюю ногу и взялся намывать любимое место. "Эх, маманя! Никакой от тебя благодарности. Ни чуткости, ни деликатности от тебя. Чего нет, того нет! Только спать ты горазда, а котейко голодает. Эх, доля моя, сиротская!" Повздыхал Тихон, да и лег рядом на подушку. Через минуту уже похрапывал и похрюкивал. Сладко спал. Утомился рыжий. Устал. Тут-то муж нас с ним и снял.