jablonevaja (jablonevaja) wrote,
jablonevaja
jablonevaja

Радоница сегодня. Поминаем и вспоминаем.

А сегодня Радоница. Поминальный день сегодня. Вспоминаем всех ушедших. Добрым словом. Добрым делом. Добрыми мыслями. У меня было хорошее детство. Жили мы скромно. Чего было в изобилии, так это любви. Она и держала меня на плаву всю мою жизнь. Как бы не приходилось...выживать. Всем родным моим, светлым и добрым людям, с благодарной любовью - СПАСИБО и НИЗКИЙ ПОКЛОН.
Вчера мы ездили в Ригу. Удивительное дело! Если у нас в Юрмале еще весна, а всего через 30 минут на электричке...в Риге, уже лето. Деревья все зеленые. Черемуха цветет такой буйной пеной, аромат даже в автобусе чувствуется. А тюльпаны в садах раскрылись во всей красе. И в таком изобилии, душа радуется. Но, это пока не вспомнит душа про свой газон. На котором весна порадовала довольно грустным зрелищем. В виде двух желтых нарциссов и двух поздних тюльпанов. Из всего моего былого изобилия.Вот и душа моя,порадовалась на рижское цветение, а как вспомнила "жалкое зрелище" на моем газоне. Скукожилась. И пыхтит от зависти. У меня есть хорошая подруга по ЖЖ. В прошлом году у нее все цветочные луковицы дикие свиньи слопали. Оля! У тебя, голубушка, хоть свиньи нажрались и ушли в свой лес, благодарно похрюкивая. В твой адрес. Луковки-то тюльпановые особенно вкусны. Знаю. Сама ела. Правда, нечаянно. А у меня просто вымерзли все луковицы. Снега-то не было этой зимой. А морозы крещенские были. Так что, подруга моя, давай объединим наши грустные воспоминания...о былых цветах. Давай переживать вместе. А то, в мой адрес никто даже не хрюкнул! Ну вот, а насчет погоды в Юрмале. У нас деревья только пробуют менять свою серую окраску на зеленоватую. А черемуха цвет набирает. Как и сирень. Весна поздняя. Да и море рядом. Холодное, северное. У нас солнечно и сухо. Дождей нет наверное с месяц. Но это обычно, для первой половины лета. На солнышке и жарковато. А ветер резкий холодный. И ночи еще холодные.А в Риге теплей. От моря подальше.
А сегодня Радоница. Поминальный день. Мамину могилку мы вчера прибрали. Шишки сосновые и иглы собрали. Все протерли. Цветочные корзинки поставили. Свечи зажгли. Теперь там аккуратно и душа спокойна. Сегодня поминаем всех ушедших дома. Сегодня утром насыпала зерен в воробьиную кормушку и вспомнила бабушку. Я была маленькая. Мы с бабушкой ездили навестить дедушкину могилку. Бабушка давала мне печеньице и приговарила - "Покроши, детка, печеньце на могилку. Птички поклюют - нашего дедушку помянут!". Вот и мои воробышки на кормушке...пусть сегодня поклюют и помянут. Всех!
А сегодня я хотела вспомнить один мой сон. Папа мой умер в 46 лет. Врачи влили ему сывороточный гепатит. Я не была на его похоронах. Мы жили в то время в Монголии. В самом сердце пустыни Гоби. Я только родила Аленку. И заболела. Тяжело. Муж поворачивал меня с боку на бок. Я уже не могла. Теряя сознание, чувствовала такое облегчение. Там, в темноте, ничего не болело. Там был покой. А потом всплывала из беспамятства...и первое, что слышала - плач моего голодного ребенка. И потом- боль. Только потом, из маминого письма, я узнала, что папа умер. И в день, когда это случилось, мне вдруг стало легче. Муж меня посадил и я смогла сама держать на руках малышку. И потихоньку пошла на поправку. И в эти дни приснился мне сон. Вещий сон, как мне кажется. ---Я с сыном (ему было 6 лет) приехала в гости к папе. Виталик был его ненаглядным и горячо любимым внуком. И вот идем мы с сыном по какой-то незнакомой местности. И радуемся. В гости идем к "папе Леше". Только дороги не знаем. По очень узкой тропке идем. Вся земля засажена какими-то растениями. Похожими на капустную рассаду. И среди этой зелени, какие-то странные маленькие жилища - избушки какие-то. А идти так трудно. И я оступилась. И наступила на зеленые эти листики. Из домика вышла старушка и стала возмущаться. "Ты, что, не видишь, здесь каждое растение на вес золота! Топчешь!" Я извинилась. Сунула руку в карман, а там денежка - три рубля. Я старушке денежку протянула. Та взяла и подобрела. "А ты, гляжу, не местная. Незнакомая. К кому пришла-то? А, к Алексею Ивановичу. Знаю, как не знать. Я здесь всех знаю. Вон туда иди!" И мы подошли к домику. Вниз вели ступеньки. Вроде это была прихожая. Тесный такой коридорчик. Обшитый новыми гладко выструганными досками. Удивительно, но в этой прихожей толпилось несколько мужчин. Незнакомых. Довольно молодых. Все в темных костюмах. Они на нас с Виталиком смотрели и перешептывались - "Алексея Ивановича дочь пришла! С сыном." И вошли мы в комнатку. Очень маленькую. Стены обшиты теми же чисто выструганными светлыми досками. Окон нет. Из мебели стоит дощатый стол. На столе дощечка. Рядом стоит папа и на дощечке рубит ножом ту самую капустную рассаду. Он не подходит к нам. Он занят. Он просто смотрит на нас. А глаза его сияют такой любовью и радостью...Родные такие, влажные от счастья глаза. И мы с сыночком рады. И немного удивлены. Папа занят таким странным делом. И я спрашиваю - "А что ты делаешь?". Папа с улыбкой отвечает - "Да вот, обед себе готовлю!". Это удивительно. Он никогда не занимался такими "женскими" делами. Но, горячая радость от встречи пересиливает мое удивление. "Как же долго я ждал вас! Как долго! Наконец-то дождался. Какое счастье!"
И я начинаю рассказывать как мы добирались. Как, с трудом, нашли его. Во сне я не удивляюсь, что живет папа один. В незнакомом месте. Во сне я просто рада встрече. И спрашиваю - "Папа, а мы тоже будем здесь жить? Вместе с тобой?" Он улыбается - "Нет. Не здесь." Я не унимаюсь - "А где же мы будем жить, ты знаешь?" Папа все улыбается. "Знаю." "А покажешь нам?" "Покажу. Вы идите вперед. Я вас догоню и...покажу". Мы с Виталиком, по ступенькам поднялись наверх. После сумрака, яркое солнышко слепило глаза. Мы медленно шли по широкой аллее. А папа Леша нас так и не догнал. Вот такой сон. Написала маме и она ответила, что похоронили папу на старом Военно-Морском кладбище. И там, правда, так тесно. Не пройти. А, когда умерший себе "обед готовит", это он просит близких помянуть. Папа так и не увидел свою внучку. Но знал о ее рождении. И успел порадоваться.
Я для чего это все написала? В родном моем городе Владивостоке, на Военно-Морском кладбище, осталась папина могилка. И я туда уже не приду. Пусть мои слова, слова любви, благодарности и вечной вины будут зеленой веточкой памяти на могилку моего самого дорого, самого любимого человека в моей жизни. На папину могилку.
Царство Небесное всем ушедшим в иной мир людям. Вечная память. Вечная благодарность.
Tags: Пусть будет пухом земля, мои родные.
Subscribe

  • И опять про книгу, ехидное.

    Опять дочитала книгу, опять триллер-бестселлер.опять злюсь и вредничаю. Ну что за дела, для кого это все пишется-сочиняется? Начало - захватывает.…

  • Настоящий вокал и попугай.

    Оригинал взят у infinipa в Если коротко: А О А А А А АО ОО ОАОАОАОАО АОААА Музыки вам с утра:

  • Утро с пробкой.

    А у меня в комнате - тишина. Я включила Ретро. Так, ни о чем. Музыка. Легонько двигаю костями - имитирую зарядку. И посматриваю в окно. На реке один…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments